Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Антигравийные пленки avto-maximum.com.ua/kuzov/antigraviinaya-plenka/.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

383

Если только я буду в состоянии, я добьюсь его назначения генеральным секретарем. Если мне в этом откажут из-за его молодости, он будет на деле по крайней мере генеральным секретарем: само место останется вакантным, а он будет исполнять функции, нося звание личного секретаря. Он за год сломает себе шею или составит себе репутацию делового человека, и я скажу с наивно-простодушным видом:
Чтобы безмятежно Прожил он свой век, Нес я дань прилежно Чувству дружбы нежной.
Что касается меня, я выхожу из игры. Всем будет ясно, что я сделал Гранде министром потому, что мой сын еще слишком молод. Если я в этом не успею, мне не в чем будет упрекать себя: значит, удача и не стучалась в мои двери. Бели же я добьюсь назначения Гранде, я на полгода буду избавлен от всяких забот.
— А сумеет ли удержаться на этом посту господин Гранде?
— Тут есть доводы и за и против. На его стороне будет дурачье. Он, я в этом не сомневаюсь, поставит свой дом таким образом, что будет тратить сто тысяч франков сверх своего оклада. Это уже очень много. Ему будет недоставать только остроумия в споре и здравого смысла в делах.
— Самой малости, — заметила г-жа Левей. — В общем лучший человек в мире.
— Вы уже знаете, как он будет говорить в палате. Он, как лакей, будет произносить великолепные речи, которые я буду заказывать лучшим специалистам, оплачивая по сто луидоров за каждую речь, имевшую успех.
Я буду выступать. Ждет ли меня в роли защитника такой успех, какой я имел в роли нападавшего? Интересно было бы это знать; меня забавляет это отсутствие уверенности. Мой сын и маленький Кофф будут набрасывать вкратце программы моих выступлений. Все это может оказаться весьма пошлым... Еще бы!..
Все же в глубине души г-жа Левен была сильно смущена той ролью, которую играла в этой сделке женщина.
— Это дурно пахнет. Удивляюсь, как вы решаетесь приложить руку к таким вещам.
— Но, дорогой друг, половина французской истории основана на такого рода сделках. Три четверти состояний знатных фамилий, которые нынче держатся так чопорно, некогда были созданы руками любви.
— Боже великий! Разве это любовь?
— Неужели вы станете спорить против этого благоразумного названия, принятого историками Франции? Если вы выведете меня из себя, я употреблю более точное выражение. Начиная с Франциска Первого и кончая Людовиком Пятнадцатым, министерские посты раздавались дамами, по крайней мере две трети их. Всякий раз, когда нашу нацию не лихорадит, она возвращается к этим нравам, так как они глубоко ей свойственны. Разве плохо поступать так, как поступали всегда? (В этом заключалась подлинная . нравственная философия г-на Левена. Что касается его жены, родившейся в эпоху Империи, она отличалась тою суровою нравственностью, какая подобает зарождающемуся деспотизму.)
Ей стоило известного труда примириться с моралью мужа.

Возврат к списку