Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Подробное описание вывоз мусора в Омске у нас.
http://www.luissante.com/ финские пуховики joutsen оптом.
Джаст ду ит - shia labeouf songify this джаст stoneforest.ru.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

377

— Король очень любит господина Гранде,— добавила она, — и будет весьма доволен, увидав его в этой ответственной должности. У нас есть доказательства благосклонности двора, и я могу подробно изложить их, если вы только пожелаете и уделите мне достаточно времени.
При этих словах г-н Левей напустил на себя невероятный холод; сцена начинала становиться для него забавной; стоило разыграть комедию.
Госпожа Гранде, встревоженная, почти растерявшаяся, несмотря на свою стойкость и отсутствие робости, заговорила о дружеских чувствах его, Левена, к ней...
При упоминании о дружбе, требовавшем хотя бы утвердительного кивка головы, г-н Левен остался безмолвен и почти целиком ушел в свои мысли. Г-жа Гранде увидела, что ее попытка терпит крах.
«Я, кажется, испортила наше дело», — подумала она. Эта мысль заставила ее действовать решительнее и вести себя умнее.
Ее положение с каждой минутой ухудшалось: г-н Левен далеко уже не был тем человеком, каким он был в начале беседы. Сперва она встревожилась, затем испугалась. Это было ей к лицу и придавало -выразительность ее чертам. Г-н Левен укрепил ее страхи.
Дело дошло до того, что г-жа Гранде решилась задать ему вопрос, не имеет ли он чего-нибудь против нее. Г-н Левей, который уже три четверти часа хранил угрюмое молчание, в эту минуту прилагал все старания, чтобы не расхохотаться.
«Если я расхохочусь, — подумал он,— она поймет, что я гнусно издеваюсь над ней, и выйдет, что я напрасно проскучал целый час. Я упущу случай увидать, насколько основательна ее прославленная добродетель».
Наконец, как бы сжалившись, г-н Левен, ставший обескураживающе вежливым, слегка намекнул, что он, быть может, вскоре соблаговолит объясниться. Он рассыпался в бесконечных извинениях по поводу того, что собирался сообщить, и тех жестоких слов, к которым ему придется прибегнуть. Он забавлялся, заранее пугая г-жу Гранде самыми страшными вещами.
«В конце концов она не обладает характером, и бедный Люсьен, если только это случится, будет иметь в ее лице скучную любовницу. Эти знаменитые красавицы восхитительны только как декорации, как внешнее украшение — не больше. Надо ее видеть в великолепном салоне, в-обществе двадцати дипломатов, блистающих орденскими звездами, крестами, лентами. Интересно было бы знать, на много ли лучше госпожа де Шастеле? В отношении физической красоты, великолепия позы, ослепительности плеч — это невозможно. С другой стороны, нет никаких сомнений в том, что, хотя мне доставляет удовольствие издеваться над ней, я скучаю и, во всяком случае, считаю минуты. Будь у нее характер, соответствующий ее красоте, она должна была бы двадцать раз оборвать меня и поставить меня в тупик, а она позволяет обращаться с собой, как с солдатом, которого ведут на убой».
Наконец после нескольких минут, предшествовавших непосредственному переходу к делу, в продолжение которых мучительная тревога г-жи Гранде дошла до предела, г-н Левей низким, глубоко взволнованным голосом произнес:
— Признаюсь вам, сударыня, я не могу, вас любить, так как вы — причина того, что мой сын умрет от чахотки.
«Мой голос мне не изменил, — подумал г-н Левен. — Я говорил как раз тем тоном, каким нужно, и достаточно выразительно».
Однако г-н Левен не был все-таки великим дипломатом, каким-нибудь Талейраном в должности посла при важных особах. Скука приводила его в дурное настроение, и он не был уверен в том, что устоит против соблазна развлечься забавной или дерзкой выходкой.
Выговорив эту решительную фразу, г-н Левен почувствовал такую потребность расхохотаться, что поспешил уйти.

Возврат к списку