Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Отзывов о freedom24 - сайт freedom24 отзывы www.business-top.info.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

365

— Ваше величество, — ответил он, — я прошу ваше величество ничего не подписывать ни для меня, ни для моих друзей, и я преподношу вам в дар назавтра мои двадцать семь голосов.
— Ей-богу, вы славный человек! — воскликнул король, подражая и совсем не плохо—прямоте Генриха IV.
Надо было вспомнить, с кем имеешь дело, чтобы не попасть в ловушку. Его величество добрых семь-восемь минут говорил в этом духе.
— Государь, нельзя поверить, чтобы господин де Босеан когда-либо простил моему сыну. Этот министр, быть может, проявил недостаточную твердость характера по отношению к пылкому молодому человеку, которого ваше величество называет лейтенантом Левеном. Я прошу ваше величество не доверять ни одному слову доносов на моего сына, которые по наущению господина де Босеана будет составлять его полиция или полиция моего друга, добрейшего господина де Веза.
— И которому вы так честно служите!—подхватил король, в глазах которого блеснул лукавый огонек.
Господин Левен промолчал, и король, удивленный отсутствием ответа, повторил свой вопрос.
— Ваше величество, я боюсь, что, отвечая вам, мне придется говорить с той откровенностью, к которой я привык.
— Отвечайте, милостивый государь, выскажите мне свою мысль, каковой бы она ни была.
Собеседник говорил с подобающим королю величием.
— Ваше величество, никто не сомневается, что король находится в непосредственных сношениях с северными дворами, но никто об этом ему не заикается.
Столь быстрое и столь полное повиновение как будто немного удивило высокую особу. Король убедился, что г-н Левен ничего не собирается у него просить; так как он не привык ничего ни давать, ни получать даром, он высчитал, что эти двадцать семь голосов должны обойтись ему в двадцать семь тысяч франков.
«И это было бы еще дешево», — думал венценосный Барем.
Он прочел на лице г-на Левена ту иронию, о которой ему так часто во время докладов говорил генерал Р.
— Ваше величество, — добавил г-н Левен, — я составил себе положение в свете благодаря тому, что ни в чем не отказывал своим друзьям и не сдерживал себя никак в отношении моих врагов. Я к этому издавна привык и умоляю ваше величество не требовать от меня, чтобы я переменил свой характер в отношении ваших министров. Они приняли со мной высокомерный тон. Даже этот славный господин Барду, говоря об этих восьми должностях с окладом в тысячу восемьсот франков каждая, важно заявил мне в палате: «Дорогой друг, не надо быть ненасытным!» Я обещаю вашему величеству мои голоса, которых наберется не больше двадцати семи, но умоляю вас позволить мне насмехаться над вашими министрами.

Возврат к списку