Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Последний вариант поздравления с днем рождения стихи мужчине женщине девушке.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

326

«Избрание господина Меробера считается всеми делом решенным. Согласны ли вы израсходовать сто тысяч франков и получить легитимиста вместо Меробера? В таком случае телеграфно распорядитесь генеральному сборщику налогов выплатить генералу и мне сто тысяч франков. До начала выборов остается девятнадцать часов».
По выходе из телеграфной конторы Люсьену пришла в голову мысль возвратиться к аббату Дисжонвалю. Трудность заключалась в том, чтобы вновь отыскать улицу. В самом деле, он заблудился в улицах Кана и кончил тем, что вошел в какую-то церковь. Он застал в ней бедно одетого церковного сторожа, которому дал пять франков, чтобы тот проводил его к аббату Дисжонвалю. Сторож вышел вместе с Люсьеном, повел его по двум-трем переулочкам, пролегавшим между группами домов, и четыре минуты спустя Люсьен оказался лицом к лицу с аббатом, физиономия которого накануне была так невыразительна.
Аббат Дисжонваль только что закончил второй завтрак; перед ним на столе еще стояла бутылка белого вина; теперь это был совсем другой человек.
Потратив меньше десяти минут на предисловие, Люсьен мог, не слишком нарушая приличия, дать ему понять, что он выложил бы сто тысяч франков, чтобы только г-н Меробер не был избран.
Предложение не было отвергнуто достаточно энергично, и через десять минут аббат, смеясь, сказал ему:
— Эти сто тысяч франков при вас?
— Нет, но телеграмма, которая может притти сегодня вечером и которая, наверно, придет завтра до полудня, откроет мне кредит в сто тысяч франков у генерального сборщика налогов, и он выплатит мне эту сумму банковыми билетами.
— Их здесь принимают с недоверием.
Слова эти явились для Люсьена озарением. «Боже великий, неужели мне это не удастся?» — подумал он.
— А к векселям, акцептированным крупнейшими местными негоциантами, отнесутся с таким же недоверием? Или к золоту и вообще звонкой монете, которую я по своему выбору получу у господина генерального сборщика налогов?
Люсьен намеренно растянул это перечисление, во время которого, — он это заметил, — выражение лица аббата Дисжонваля сильно изменилось. Лицо его в конце концов побледнело, несмотря на то, что аббат только что позавтракал.
«Ах, будь в моем распоряжении хотя бы двое суток, — подумал Люсьен, — я успешно провел бы выборы!»
Люсьен широко использовал все свои козыри, и, к его неизъяснимому удовольствию, аббат Дисжонваль сам, правда в выражениях несколько запутанных, высказал мысль, к которой Люсьен и так и этак старался подойти вот уже три четверти часа: «При отсутствии ассигновки в сто тысяч франков, которую вам должен принести телеграф, ваше дело не может подвинуться ни на шаг».
— Я надеюсь, что эти господа, — сказал аббат Дисжонваль, — поразмыслят как следует над преимуществом, которое им доставит лишний представитель в палате, особенно если правительство окажется настолько слабым, что допустит снова обсуждение рокового вопроса об уменьшении числа епископских кафедр. До завтра, до семи часов утра, или, на худой конец, если ничего не произойдет, то до двух. Выборы председателя избирательной комиссии начинаются в девять часов, баллотировка закончится к трем.

Возврат к списку