Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Пластиковые, а также алюминиевые жалюзи от компании Топ-Лайн

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

319

В таком духе предполагаете вы, милостивый государь, составить свое письмо ко мне?
— Совершенно верно, так именно я и понимаю наш уговор.
— Отвечаю вам: господин докладчик прошений, я не могу судить о предпринятой вами мере, но если в порядке осуществления этой меры, ответственность за которую целиком ложится на вас, вы зададите мне вопросы, я готов вам отвечать.
— Генерал, я запишу наш диалог, скреплю его своей подписью и вручу вам.
— Мы снимем с него две копии, как при договоре о капитуляции.
— Идет! Каковы же средства выполнения? Как мне обратиться к господину Лека-ню, не испугав его?
Генерал Фари подумал несколько минут.
— Вы вызовете к себе председателя суда Дони д'Анжеля, этого нестерпимого болтуна, который послал бы на виселицу родного отца, лишь бы получить орден. Он сюда явится, вам надо только вызвать его. Я бы вам посоветовал дать ему прочесть ваши инструкции и обратить его внимание на то, что министр до такой степени доверяет вам, что даже поручил вам самому составить эти инструкции. Как только Дони д'Анжель убедится, что вы в хороших отношениях с министром, он уже ни в чем вам не откажет. Он это в полной мере доказал на последнем процессе, возбужденном против газеты, на котором он проявил такую недобросовестность, что его освистали уличные мальчишки.
Впрочем, вам от него надо немного: вы только попросите его познакомить вас с его дядей, аббатом Дони Дисжонвалем, спокойным, скромным и для своих лет совсем неглупым стариком. Если председатель суда поговорит как следует со своим дядей Дисжонвалем, последний добьется для вас приема у господина Леканю. Но где и каким образом это произойдет, я заранее никак сказать не могу; берегитесь, не попадите в ловушку. Захочет ли принять вас Леканю, этого я тоже не могу сказать вам.
— Нет ли у вождя легитимистов помощника?
— Как же, маркиз де Брон, но он побоится сделать что бы то ни было, не спросясь господина Леканю.
Господин Леканю низенького роста, безбородый блондин лет шестидесяти семи; справедливо или нет, он слывет самым хитрым человеком во всей Нормандии. В 1792 году он был ярым патриотом. Таким образом, это ренегат, то есть представитель наихудшей разновидности мошенников. Эти господа, как ни лезут из кожи вон, все им кажется мало. Говорит он очень мягко, словом это настоящий Макиавелли. Не предлагал ли он мне однажды стать моим исповедником? Он говорил, что при содействии королевы добьется моего назначения офицером ордена Почетного Легиона.
— Я действительно выложу ему все, как на исповеди. Я буду с ним откровенен до конца.
Поговорив довольно долго о г-дах Дони Дисжонвале и Леканю, генерал Фари спросил Люсьена:
— А как же префект? Как вы уладите дело с ним? Каким образом нам удастся передать господину Леканю триста двадцать голосов, которыми располагает правительство?
— Я по телеграфу попрошу соответствующего распоряжения, я постараюсь убедить префекта; если мне ни то, ни другое не удастся, я, уеду в Париж и оттуда вышлю обоим посредникам, Дисжонвалю и Леканю, известную сумму денег, чтобы они отслужили несколько месс.
— Это вещь нелегкая, — заметил генерал.

Возврат к списку