Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Только последние новости про Max Polyakov тут

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

314

— Ну, что ж, господин префект, — ответил Люсьен, нарочито делая интервал после каждого слова, — с момента, когда вы отказываетесь подчиняться министру внутренних дел, управлять уже невозможно. Я привез с собою распоряжение генералу и потребую от него вашего ареста.
— Моего ареста, чорт возьми!
И маленький префект бросился на Люсьена, но тот, схватив стул, заставил г-на де Серанвиля остановиться в трех шагах.
— Господин префект, этот образ действий приведет к тому, что вы будете предварительно избиты, а затем арестованы. Не знаю, будете ли вы довольны.
— Вы, милостивый государь, нахал, и вы мне ответите за это!
— Вы, милостивый государь, действительно нуждаетесь в ответе, который бы вас образумил. А покуда да будет вам известно, что я питаю к вам полнейшее презрение; что же касается вашего желания скрестить со мною шпагу, я окажу вам эту честь лишь на другой день после избрания господина Меробера. Я напишу вам, милостивый государь, сейчас письмо и одновременно уведомлю генерала о мерах, которые считаю необходимым принять.
Эта фраза, по-видимому, окончательно вывела префекта из себя.
— Если генерал подчинится приказу военного министра, в чем я не сомневаюсь, вы будете арестованы, и я силой займу телеграф. Если же генерал не сочтет себя обязанным оказать мне содействие вооруженною силой, я предоставлю вам, милостивый государь, всю честь избрания господина Меробера, а сам отправлюсь в Париж, проехав через ...ский мост, и в Париже, так же как и здесь, всегда буду готов изъявить вам мое презрение к вашим способностям и к вашему характеру. Прощайте, милостивый государь!
В ту минуту, когда Люсьен уже был на пороге, раздался сильный стук в дверь, которую он собирался открыть и которую г-н де Серанвиль запер на задвижку, как только их разговор принял немного резкий характер. Люсьен открыл дверь.
— Телеграмма, —сказал г-н Ламорт, тот самый начальник телеграфной конторы, из-за которого Люсьен потерял полчаса.
— Дайте сюда, — потребовал префект с высокомерием, противоречившим элементарному понятию о вежливости.
Несчастный человек окаменел. Он знал, что префект человек крайне несдержанный и злопамятный.
— Дайте же, чорт возьми! — повторил префект.
— Депеша адресована господину Левену, — еле слышно пролепетал начальник телеграфной конторы.
— Ну, что же, милостивый государь, вы — префект, — горько усмехнулся, оскалив зубы, г-н де Серанвиль, — уступаю вам место.
Он вышел, хлопнув дверью с такой силой, что задрожал весь кабинет.
«У него вид дикого зверя», — подумал Люсьен.
— Будьте добры вручить мне эту страшную депешу.
— Вот она, милостивый государь. Но господин префект донесет на меня начальству. Не откажитесь поддержать меня.

Возврат к списку