Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Ego шубы официальный newfurs.ru.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

313

— Честное слово, выглянуло солнце! — сказал Люсьен Коффу, как только генерал Фари ушел. — Сейчас только половина второго, и мне хочется отправить министру депешу. Лучше, чтобы он знал правду.
— Ему вы оказали бы услугу, но себе причинили бы вред. Это не способ устраивать свои дела — преподносить такие горькие истины. А что подумают о вас при дворе, если господин Меробер все-таки не будет избран?
— Право, хватит с меня быть плутом по существу: я не хочу еще производить впечатление плута. Я поступлю с господином де Везом так, как хотел бы, чтобы поступили со мною.
Он набросал депешу. Кофф одобрил ее и лишь посоветовал заменить три слова одним.
Люсьен один отправился в префектуру и по дороге зашел в телеграфную контору. Он предложил Начальнику, г-ну Ламорту, прочесть параграф инструкции, имевший к нему прямое отношение, и попросил передать депешу без задержки. Начальник конторы, казалось, был в замешательстве и попытался отделаться пустыми фразами.
Люсьен, ежеминутно поглядывавший на часы, боялся, что, как и полагается в зимний день, вот-вот опустится туман, и в конце концов заговорил твердым языком, без обиняков. Чиновник намекнул Люсьену, что ему не мешало бы сначала повидать префекта.
Префект явно был раздосадован, несколько раз перечел полномочия Люсьена и в общем вел себя, как его подчиненный. Люсьен, выведенный из терпения тем, что потерял три четверти часа, наконец заявил:
— Благоволите, милостивый государь, дать мне ясный ответ.
— Милостивый государь, я всегда стараюсь выражаться ясно, — ответил сильно задетый префект.
— Угодно ли вам, милостивый государь, распорядиться отправить мою депешу?
— Мне кажется, милостивый государь, что вы могли бы дать мне на нее взглянуть...
— Вы уклоняетесь, милостивый государь, от ясного ответа, которого я от вас напрасно жду битых три четверти часа.
— Мне кажется, милостивый государь, что вы могли бы найти более подходящий тон...
Префект побледнел.
— Милостивый государь, я не нахожу больше возможным распространяться на этот счет: время идет, и с вашей стороны оттягивание ответа равносильно отрицательному ответу, на который у вас, однако, не хватает смелости.
— Не хватает смелости, милостивый государь!..
— Хотите ли вы, милостивый государь, или не хотите пропустить мою депешу?
— Если так, милостивый государь, то пока я еще префект Кальвадоса и отвечаю вам: «Нет».
Это «нет» было сказано с яростью тяжко оскорбленного педанта.
— Милостивый государь, я буду иметь честь повторить вам мой вопрос в письменной форме; надеюсь, у вас хватит смелости дать мне тоже письменный ответ, после чего я пошлю курьера к министру.
— Курьера! Курьера! Вы не получите ни курьера, ни лошадей, ни паспорта. Знаете ли вы, милостивый государь, что на ...ском мосту приказано не пропускать никого без паспорта, подписанного мною, да еще с особой пометкой?

Возврат к списку