Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


Гранит резка цена гидроабразивная резка.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

312

Он грозен даже в обращении со своими политическими комиссарами, хотя они ползают перед ним на брюхе. Меньше месяца назад один из них, негодяй, достойный каторги, где он, может быть, уже побывал, некий господин де Сент... рассердился на него и выложил ему все начистоту, в выражениях, которые вы разрешите мне не повторять. Убедившись, что он не пользуется никаким личным влиянием, господин де Серанвиль прибегнул к другой системе: к рассылке мэрам циркуляров и угрожающих писем. На мой взгляд — я ведь, говоря правду, никогда не занимал административных должностей, я только командовал и отдаю должное знаниям людей, более искушенных опытом, — словом, на мой взгляд, господин де Серанвиль, отлично владеющий пером, злоупотребил административной перепиской. Я знаю больше сорока мэров, — список этих лиц я могу представить в министерство, — которых эти постоянные угрозы заставили стать на дыбы.
«Что же в конце концов может случиться? — скажут они. — Он провалит выборы в своем департаменте. Ну, что ж, тем лучше: его сместят, и мы от него избавимся. Хуже его ничего не может быть». Господин Бор-дье, человек робкий, мэр N-ской коммуны, где насчитывается девять избирателей, до такой степени был перепуган письмами префекта и характером сведений, которые у него затребовали, что сказался больным подагрою. Уже пять дней, как он не выходит из дому и якобы прикован к постели; но в воскресенье, в шесть часов утра, на рассвете, он отправился к мессе.
Словом, во время своей предвыборной поездки господин префект нагнал страху на пятнадцать — двадцать робких избирателей и восстановил против себя по меньшей мере сто человек; присоединив это количество к тем тремстам пятидесяти голосам, которые я считаю непоколебимыми, к голосам людей, желающих иметь короля-опору, правящего в точном соответствии с хартией, мы получим в итоге четыреста шестьдесят. Эта цифра, на которую твердо гложет рассчитывать господин Меробер, — совсем незначительное большинство, только в десять голосов.
Генерал, Люсьен и Кофф долго обсуждали эти цифры, но, как ни вертели они ими, в конечном итоге у господина Меробера все-таки оказывалось по меньшей мере четыреста пятьдесят голосов; один голос сверх этого количества уже Давал большинство в коллегии из девятисот избирателей.
— Но у монсиньора епископа есть, должно быть, фаворит в лице главного викария? А что, если всучить этому викарию десять тысяч франков?
— Он держится независимо и хочет стать епископом. К тому же не исключена возможность, что он порядочный человек. Все бывает на свете.

Возврат к списку