Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


лазерная резка пластика в Екатеринбурге
Где очистить организм в самаре кодирование.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

268

— Право, я не знаю, куда мне ехать, — сказал Люсьен с видом человека, которому не хочется снова садиться в кабриолет. — Господин Бульон обедает в городе, так что я самое позднее часа через два смогу поехать к нему, а затем поискать его где-нибудь около кафе Тортони. Но угодно ли вашему сиятельству объяснить мне, из-за чего я столько старался и из-за чего мне придется погубить целый вечер?
— Мне не следовало бы говорить вам об этом, — ответил его сиятельство с глубоко встревоженным видом, — но я уже давно не сомневаюсь в вашем благоразумии. Кое-кто' приберегает это дело для себя: я чудом узнал об этом, — добавил он с выражением ужаса на лице, — узнал совершенно случайно. Кстати, я попрошу вас оказать мне завтра любезность и купить хорошенькие дамские часики.
Министр подошел к письменному столу и достал из ящика две тысячи франков.
— Вот две тысячи франков, постарайтесь достать что-нибудь получше; если понадобится, отдайте и три тысячи. Можно ли за эти деньги достать приличную вещицу?
— Я думаю.
— Ну так вот, эти хорошенькие женские часики с золотой цепочкой и с одним из нечетных томов Бальзака — третьим, первым, пятым — надо доставить через надежные руки госпоже Лаверне, на улицу святой Анны, дом номер девяносто. Теперь, когда вы знаете все, мой друг, еще одна просьба к вам: не оставляйте дела законченным наполовину — достаньте мне обратно эти десять тысяч франков, чтобы никто, кому этим ведать надлежит, не мог сказать или по крайней мере доказать, что я или кто-нибудь из моих заработал хоть безделку на этой депеше.
— Ваше сиятельство можете не беспокоиться на этот счет: все будет исполнено, — сказал Люсьен, откланиваясь как можно почтительнее.
Ему не стоило никакого труда разыскать г-на Бульона, который преспокойно обедал у себя дома, на четвертом этаже, с женой и детьми; обещанием уплатить разницу при перепродаже в тот же вечер, в кафе Тортони, что могло выразиться в сумме от пятидесяти до ста франков, все следы операции были уничтожены, и Люсьен короткой запиской поставил об этом в известность министра.
Люсьен приехал к отцу лишь под самый конец обеда; возвращаясь с площади Побед, где жил г-н Бульон, на Лондонскую улицу, он был очень весел; вечернее посещение салона г-жи Гранде казалось ему чем-то чрезвычайно простым. Этим подтверждается истина, что люди, имеющие врага в лице собственного воображения, перед предстоящим им трудным делом должны много работать, а не размышлять.
«Я буду говорить ab hoc ab hac, — решил Люсьен, — и высказывать все, что мне только придет в голову, не считаясь с тем, хорошо это или дурно. По-моему, нужно действовать именно так, чтобы показаться блестящим этой прекрасной особе, госпоже Гранде. Ибо надо сперва блеснуть, а затем уже проявить свои нежные чувства: к подарку обычно относятся с презрением, если это не очень ценный предмет.

Возврат к списку