Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


http://priborservice.ru/ перечислите способы защиты металлов от коррозии.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

250

Господин де Вез хотел продолжить свое отеческое внушение.
— Ни слова больше об инциденте, — сказал Люсьен. — Малейшее слово может обострить вопрос.
Министру пришлось на этом расстаться с Люсьеном, и тот, пересев в свой кабриолет, предложил слуге править лошадью. Он в самом деле был очень утомлён.
Когда они проезжали через мост Людовика XV, лакей сказал:
— Вот министр.
«Он возвращается к своему коллеге, несмотря на поздний час, и, наверно, разговор у них будет обо мне. Чорт возьми, я не слишком дорожу своим местом, но если они уволят меня от должности, я заставлю этого наглеца взяться за шпагу. Пускай эти господа будут дурно воспитаны и дерзки, сколько им угодно, но надо же знать, с кем иметь дело. С Дебаками, готовыми любой ценой сделать карьеру, — пожалуйста, но со мною это не пройдет!»
Вернувшись домой, Люсьен увидал отца, который, с подсвечником в руке, поднимался к себе в спальню. Несмотря на страстное желание выслушать мнение столь умного человека, он решил: «К сожалению, отец уже стар; не надо мешать ему спать, отложим дела на завтра».
На другой день в десять часов утра он рассказал обо всем отцу. Г-н Левен рассмеялся:
— Господин де Вез завтра повезет тебя на обед к своему коллеге, министру иностранных дел. Но пора тебе оставить мысль о всяких дуэлях; теперь поединок был бы для тебя поступком дурного тона... Эти господа, должно быть, решили сместить тебя в течение ближайших двух месяцев или назначить тебя префектом в Бриансон либо в Пондишери. Но если такой отдаленный городок устраивает тебя не больше, чем меня, я нагоню на них страху и помешаю твоей опале... по крайней мере попытаюсь сделать это с некоторыми шансами на успех.
Обед у его сиятельства министра иностранных дел заставил ждать себя два дня, и за это время Люсьен, попрежнему сильно занятый делом Кортиса, ни разу не позволил г-ну де Везу заговорить об инциденте.
На следующий день после обеда г-н Левен рассказал всю историю трем-четырем ди-
пломатам. Он только не назвал имени Кортиса и умолчал о важном деле, вынудившем Люсьёна разыскивать Министра в час ночи.
— По поводу столь позднего часа могу лишь уверить вас, — сказал он русскому посланнику, — что дело не имело никакого отношения к телеграфу.
Недели две спустя г-н Левен натолкнулся в свете на смутные слухи о том, что его сын сен-симонист. Не говоря ни слова Люсьену, он обратился к г-ну де Везу с просьбой поехать с ним к министру иностранных дел.
— А для чего, дорогой друг?
— Мне очень хотелось бы сделать вашему сиятельству приятный сюрприз.
Всю дорогу г-н Левен подтрунивал над любопытством своего друга-министра.
Он крайне несерьезным тоном начал беседу, которой удостоил его сиятельный министр иностранных дел.

Возврат к списку