Великие о Стендале

Ортега-и-Гасет (испанский философ)
«Стендаль всегда рассказывает, даже когда он определяет, теоретизирует и делает выводы. Лучше всего он рассказывает»

Симона де Бовуар
Стендаль «никогда не ограничивал себя описанием своих героинь как функции своего героя: он придавал им их собственную сущность и назначение. Он делал то, что мы редко находим у других писателей - воплощал себя в женских образах».


http://www.mosholding.ru/ realflame электрокамин настенный купить.

Стендаль. Люсьен Левен (Красное и Белое)

238

— Надо сознаться,—смеясь, продолжал министр, — что, какую бы ловкость при этом ни проявляли господа журналисты, публика уже не читает этих россказней про драки, в которых двое каменщиков убили бы трех вооруженных саблями гренадеров, если бы чудесным образом не подоспел соседний пост. Сами.солдаты в казармах смеются над этим отделом наших газет, которые я велю выбрасывать за дверь. Таково положение вещей, при котором этот чортов Р., мучимый двумя звездочками на своих эполетах, решил разжиться фактами.
— Друг мой,—прибавил, понижая голос, министр,—дело Кортиса, вызвавшее такие резкие опровержения в наших вчерашних утренних газетах, отнюдь не вымысел. Кор-тис, один из преданнейших людей генерала Р., получающий триста франков в месяц, в минувшую среду решил обезоружить одного глупого новобранца, которого он уже неделю подстерегал. В полноаь новобранца поставили часовым на самой середине Аустер-лицкого моста. Полчаса спустя Кортис, прикинувшись пьяным, приближается к нему, затем внезапно набрасывается на него и хочет отнять у него ружье. Проклятый новобранец, при всей своей видимой глупости, побудившей Кортиса остановить на нем свой выбор, отступает на два шага назад и всаживает Кортису пулю в живот. Как выяснилось, новобранец—охотник из горной местности Дофине. И вот Кортис смертельно ранен, но не убит, что хуже всего.
Таковы обстоятельства дела. Задача заключается вот в чем. Кортис знает, что ему остается прожить всего три-четыре дня — кто нам поручится за его молчание?
Кое-кто (то есть король) устроил чудовищную сцену генералу Р. К несчастью, я оказался.тут же, и кое-кому пришло в голову, что я один обладаю необходимым тактом, чтобы покончить с этим неприятнейшим делом именно так, как нужно. Если бы меня меньше знали в лицо, я отправился бы к Кортису, в ...ский госпиталь и понаблюдал бы за теми, кто вертится у его постели. Но одного моего присутствия было бы достаточно, чтобы во сто раз умножить всю мерзость, накопившуюся вокруг этого дела.
Генерал Р. оплачивает своих полицейских агентов лучше, чем я. Объясняется это очень просто: негодяи, которых он выслеживает, внушают больше страха, чем те, за кем обычно охотится полиция министерства внутренних дел. Нет еще месяца, как генерал Р. переманил у меня двух человек; у нас они получали сто франков жалованья, да изредка им перепадало то там, то здесь несколько пятифранковых монет, когда им удавалось представить хорошее донесение; генерал же назначил им по двести пятьдесят франков в месяц, так что мне осталось только со смехом сказать ему о весьма странном способе найма сотрудников, к которому он прибегает. Он, должно быть, в ярости от утренней сцены и от похвал, которые мне расточали в его присутствии и едва ли не за его счет.
Вы, как умный человек, догадываетесь, к чему я клоню. Если мои агенты делают хоть что-нибудь мало-мальски стоящее у ложа больного Кортиса, они постараются представить мне свое донесение через пять минут после того, как увидят, что я вышел из особняка на улице Гренель, а за час до этого генерал Р. будет иметь полную возможность порасспросить их обо всем. Теперь скажите, дорогой Люсьен, хотите ли вы помочь мне выпутаться из большого затруднения?
После небольшой паузы Люсьен ответил:
— Да, сударь.
Но выражение его лица было значительно менее ободряющим, нежели его ответ. Люсьен продолжал ледяным тоном:
— Полагаю, что мне не придется разговаривать с хирургом.

Возврат к списку